Понедельник, 16.07.18, 10:53
Приветствую Вас Гость | RSS
[ Новые сообщения · Участники · RSS ]
Готовим сами » РАЗГОВОРЧИКИ НА КУХНЕ » С миру по нитке » Правители Руси
Правители Руси
sigizmund1 Дата: Среда, 05.10.11, 00:50 | Сообщение # 121
Идейный вдохновитель
Группа: Проверенные
Сообщений: 9528
Регистрация: 15.01.09

 
Крестьянские переходы и сыски беглых крестьян

В царствование Федора Ивановича произошло важное изменение в правах землевладельцев по отношению к крестьянам. Утверждая, что в 1592 г. был издан указ, отменявший правила двух первых Судебников о свободе перехода крестьян в Юрьев день, Татищев, Карамзин и русские историки до половины 70-х годов XIX в. брали за точку отправления указ 24 ноября 1597 г.

Указ гласил: "Которые крестяне из за бояр, и из за дворян, и из за приказных людей, и из за детей боярских, и из за всяких людей, из поместей, и из вотчин, и из патриарховых, и из митрополичьих, и из владычних, и из монастырьских вотчин, выбежали до нынешнего 106 году за 5 лет, и на тех помещиков и вотчинников, за кем они выбежав живут, тем помещикам, из за кого они выбежали, и патриаршьим, и митропаличьим и владычним детем боярским и монастырских сел прикащиком и служком давати суд и сыскивати накрепко всякими сыски, и по суду и по сыску тех беглых крестьян с женами, и с детми, и со всеми животы возити назад, где кто жил. А которые крестьяне выбежали до нынешнего 106 году лет за 6, и за 7, и за 10 и болши, а те помещики и вотчинники, из за кого они выбежали, и патриаршьи, и митрополичьи, и владычьи дети боярские, и монастырских вотчин приказщики, и служки, на тех своих беглых крестьян в их побеге, и на тех помещиков и на вотчинников, за кем они, из за них выбежав, живут, до нынешнего 106 году, лет за 6 и за 7 и за 10 и болши, государю царю и великому князю Федору Ивановичю всеа Русии не бивали челом; и государь царь и великий князь Федор Ивановичь всеа Русии указал и по государеву цареву и в. кн. Федора Ивановича всеа Русии указу бояре приговорили: на тех беглых крестьян в их побеге и на тех помещиков и на вотчинников, за кем они выбежав живут, суда не давати и назад их, где кто жил, не возити".
Сперанский и новейшие историки и историки русского права, основываясь на этой части указа 1597 г., видят лишь старание правительства упорядочить предъявление исков о беглых крестьянах.

Срок найма или (употребим теперешнее выражение) аренды земли колебался от 1 года до 10 лет, чаще всего бывал 5, 6 и 10 лет. "Ряд" и "выряд" (начало и конец найма) выпадал на конец марта и начало апреля или на зимнего Николу. Условие являлось обоюдным, а потому за "недожив" до срока, равно как и за досрочный выряд со стороны владельца, назначалась неустойка.

Нанимая хозяйственный, преимущественно пашенный участок, крестьянин заключал с его владельцем договор — "ряд" или "поряд", т. е. принимал на себя известные обязательства. Порядчик должен был удобрять поля, огораживать их, пахать, сеять и вообще "не запереложить" пашню, т. е. не запустить ее; существовавшие постройки поддерживать, а если построек не было, то поставить, что указано в условии. В пользу землевладельца крестьяне платили оброк или празгу — известное количество мер зерновых хлебов или определенную долю урожая — и доставляли кур, яйца, масло, рыбу, ягоды, грибы. Сверх оброка, они отбывали разные повинности, которые назывались "издельем", "боярским делом" (барщина), "помещицким делом" или "крестьянским делом"; довольно редко определялось в "порядок" количество дней в году, назначенных для "здельной работы"; в большинстве случаев устанавливалась только обязанность "на дело крестьянское ходити, как и прочие крестьяне ходят". Кроме того, крестьяне принимали на себя уплату различных государственных сборов и отбывание повинностей.

Условия крестьянской аренды осложнялись необходимостью денежной или хозяйственной поддержки со стороны землевладельцев, которая называлась подмогой или ссудой. На ссуженые деньги "серебро" — шел "рост", на ссуженый хлеб — "насп" (от глагола насыпать). Крестьянам трудно было своевременно платить "рост", размер которого определялся в заемных кабалах XVI в. "как идет в людех на пять шестой", т. е. равнялся 20%.

Ввиду этого, если срок займа был пятилетний, стали писать кабалы вдвойне, так как в 5 лет занятый капитал удваивался. Вошло в обычай вместо "роста" на подмогу или ссуду назначать "изделье". Не имея средств для расчета с землевладельцами, крестьяне лишались возможности пользоваться правом перехода; выход без уплаты долга становился уже "бегством", и беглому крестьянину грозил иск о возврате к прежнему землевладельцу, с выдачей "головою до искупа", т. e. холопством до отработки долга.

Если сторонний землевладелец платил за крестьянина долг прежнему землевладельцу, то крестьянин становился должником этого нового землевладельца, который перевозил его к себе; таким образом "выход" превращался в "своз", а "переход" в "перевоз". В середине XVI в. возник ряд челобитных помещиков и крестьян по поводу незаконного вывоза или незаконного задержания крестьян; из этих челобитных ясно, что не сами крестьяне отказывались, а их за себя отказывали другие землевладельцы. Бывали случаи, что задолжавшие крестьяне в течение долгого времени жили за одним владельцем; такие старинные крестьяне, или старожильцы, стали считаться утратившими право перехода в силу давности или старины и положили начало образованию владельческих крестьян.

Обычай возник в ограждение интересов землевладельцев и связывал крестьян, не ограничивая прав землевладельцев, которые могли отпускать их или принимать "отказы" на них от других землевладельцев на известных условиях. Хотя не было издано указа о прикреплении старожильцев, но обычай оказался сильнее закона, и, по словам Дьяконова, "старина, как основание прикрепления, нашла применение не только среди владельческих крестьян, но и среди крестьян черных волостей и посадских тяглецов. Старинных тяглых крестьян и посадских людей можно было возвращать назад без соблюдения правил Судебника (1550 г.) об отказе, так как эти старые тяглецы не имели права покидать своих тяглых участков и дворов в силу давности жительства".

В течение XVI в. значительное количество "черных" земель было роздано в поместья служилым людям и в вотчины монастырям. Споры из-за старожильцев между землевладельцами и тяглыми общинами особенно обострились после завоевания Казанского и Астраханского царств и учреждения опричнины. Население двинулось в местности по среднему и нижнему течению Волги, бассейна Камы и верхнего Дона, вследствие чего произошло запустение посадов, сел и деревень во многих уездах Московского государства, и ценность крестьянского труда настолько возросла, что явилась необходимость удерживать за собой крестьян и возникло стремление вернуть беглых.

Чтобы уменьшить количество судных дел о "беглых" был издан указ 1597 г.; он прекращал все иски, начатые ранее 1592 г., и допускал только возникшие в этот промежуток времени, так как в 1593 г. были учреждены писцовые книги, которые и положены в основу решения споров о беглых крестьянах.


Не делай зла – вернется бумерангом.
Не плюй в колодец – будешь воду пить.
Не предавай друзей, их не заменишь.
И не теряй любимых – не вернешь.
Не лги себе – со временем проверишь,
Что этой ложью сам себя ты предаешь.

 
sigizmund1 Дата: Среда, 05.10.11, 00:51 | Сообщение # 122
Идейный вдохновитель
Группа: Проверенные
Сообщений: 9528
Регистрация: 15.01.09

 
Покорение Сибири и основание новых городов и острогов

Покорение Сибири, начатое при Иване Грозном, закончилось при Федоре. В 1585 г., уже после гибели Ермака, московское правительство отправило в Сибирь стрельцов с воеводами и огнестрельными орудиями. Стали строить крепости и города. Прежде всего, была построена Тюмень, затем Тобольск, где воздвигли первую христианскую церковь в Сибири. К Тобольской крепости подступил один из сибирских князей, Сейдяк; московские воеводы взяли его в плен со всем обозом и богатством, и с тех пор город Искер опустел, а Тобольск сделался новой столицей Сибири.

В 1591 г. сибирский воевода кн. Кольцов-Мосальский ходил против хана Кучума; близ озера Чили-Кула он истребил большую часть его конницы, захватил двух жен его и сына, Абдул-Хаира. От имени Федора Ивановича Кучуму было предложено оставить его царем в Сибири, если он явится в Москву с изъявлением покорности, но Кучум не шел ни на какие уступки. Между тем воздвигались новые города; в 1592—96 гг. были построены: Пелым, Березов, Сургут, Тара, Нарым и Кетский острог. Кроме ратных людей, стрельцов и казаков, посылались в Сибирь и земледельцы из Перми, Вятки, Каргополя и областей Московских, чтобы завести в удобных местах пашню.
Подвигаясь в Сибири все более и более на восток и постепенно покоряя сибирских инородцев, правительство царя Федора Ивановича в то же время зорко следило за укреплением русской власти среди поволжских инородцев и предпринимало целый ряд мер как для защиты Московского государства от набегов степняков с юга и с юго-востока, так и для защиты его западных границ. После усмирения черемис построены были на горной и на луговой сторонах Волги крепости: Цивильск, Уржум, Царев-город на Кокшаге (нынешний Царевококшайск), Санчурск и др. и населены русскими. В Астрахани в 1589 г. возведена была каменная крепость; выше ее по Волге построены Самара, Царицын и Саратов.

Для того чтобы обезопасить себя от набегов ногаев и крымских татар, начали строить остроги и проводить сторожевые линии в степи, которая рекою Доном делилась на восточную, или ногайскую, и западную, или крымскую. Ногайская сторона была защищена лесами, тянувшимися по реке Цне, а потому на ней построили меньше укреплений; по крымской линии расположили остроги преимущественно в тех местах, через которые проходили крымцы, на так называемых бродах и перелазах. В степи возникли: Курск, Ливны, Елец, Воронеж, Белгород, Оскол, Валуйки и Кромы. На отделенном Яике, в Башкирии, построена Уфа. Война с Баторием навела на мысль, что следует укрепить Смоленск, а потому в 1596 году там построили каменную крепость.


Не делай зла – вернется бумерангом.
Не плюй в колодец – будешь воду пить.
Не предавай друзей, их не заменишь.
И не теряй любимых – не вернешь.
Не лги себе – со временем проверишь,
Что этой ложью сам себя ты предаешь.

 
sigizmund1 Дата: Среда, 05.10.11, 00:53 | Сообщение # 123
Идейный вдохновитель
Группа: Проверенные
Сообщений: 9528
Регистрация: 15.01.09

 
Смерть Федора Ивановича

В конце декабря 1597 г. царь Федор Иванович занемог, а 7 января 1598 г. скончался. Летописные сказания различно передают предсмертную волю царя относительно назначения преемника. По некоторым данным, перед самой кончиной Федор сказал: "В царстве волен Бог"; Ирине же, как было решено между ними еще раньше, "повеле принять иноческий образ".



Другие источники говорят, что когда Годунов спросил умирающего царя, в присутствии Ирины и Федора Никитича Романова, двоюродного брата Федора Ивановича со стороны матери, кому быть на царском престоле, — он указал на Федора Никитича как на своего преемника.

После кончины Федора Ивановича весь "царский синклит", с правителем Годуновым во главе, в присутствии патриарха Иова принес присягу царице Ирине. Во исполнение воли умершего царя и скорбя, что "ею единою царский корень конец прият", Ирина не захотела остаться на царстве и, вслед за погребением Федора Ивановича, удалилась в Новодевичий монастырь, где и постриглась с именем Александры.


Не делай зла – вернется бумерангом.
Не плюй в колодец – будешь воду пить.
Не предавай друзей, их не заменишь.
И не теряй любимых – не вернешь.
Не лги себе – со временем проверишь,
Что этой ложью сам себя ты предаешь.

 
sigizmund1 Дата: Среда, 05.10.11, 17:11 | Сообщение # 124
Идейный вдохновитель
Группа: Проверенные
Сообщений: 9528
Регистрация: 15.01.09

 
Борис Годунов (1598—1605)


Опекун царя

Борис Федорович Годунов— царь и великий князь всея Руси. Родился около 1551 г.; венчался на царство 1 сентября 1598 г., умер 13 апреля 1605 г. Род Годуновых вместе с Сабуровыми и Вельяминовыми-Зерновыми происходит от татарского мурзы Чета, в крещении Захарии, который в 1329 г. выехал из Орды к великому князю московскому Ивану Даниловичу Калите и построил Костромской Ипатьевский монастырь. Старшая линия потомков Чета — Сабуровы, в конце XV столетия уже заняла место среди знатнейших родов московского боярства, тогда как младшая — Годуновы, выдвинулась столетием позже, при Грозном, во время опричнины.



Борис начал службу при дворе Грозного: в 1570 г. он упоминается в Серпуховском походе состоящим при царском саадоке (лук со стрелами), т. е. одним из оруженосцев царя. В 1571 г. Борис был дружкой на свадьбе царя с Марфой Васильевной Собакиной. Около 1571 года Борис упрочил свое положение при дворе женитьбой на дочери царского любимца известного опричника Малюты Скуратова-Бельского Марье Григорьевне. С 1576 по 1579 г. Борис занимал должность кравчего. В 1580 году Грозный выбрал сестру Бориса Ирину в супруги царевичу Федору; тогда же Борис был пожалован в бояре.

В 1581 г. царь в порыве гнева поразил смертельным ударом своего старшего сына Ивана, и Федор сделался наследником престола. Благодаря своему уму Борис умел не только сохранить свое положение, но и приобрести доверие Грозного царя, который, умирая, назначил Годунова одним из опекунов к Федору, так как он, хотя и вступал на престол возрастным (27 лет), был младенец по способностям. Царствование Феодора началось смутой в пользу царевича Дмитрия, последствием которой была ссылка малолетнего царевича с матерью и ее родственниками в Углич, удел, назначенный Дмитрию отцом. Бельский, считавшийся негласным виновником этой смуты, был удален в Нижний Новгород.

При царском венчании 31 мая 1584 г. Борис, как шурин нового царя, был осыпан милостями: он получил знатный чин конюшего, звание ближнего великого боярина и наместника царств Казанского и Астраханского. Сверх этих чинов Бориса были пожалованы земли по р. Ваге, луга на берегах реки Москвы, а также разные казенные сборы. Первое время значение Бориса среди советников Феодора ослаблялось влиянием на дела боярина Никиты Романовича, но вскоре (в августе 1584 г.) Никита Романович опасно заболел, а в следующем году скончался. Смерть царского дяди дала Борису возможность выдвинуться на первый план. Властолюбивые замыслы Бориса встретили противодействие со стороны тех людей, которые по знатности происхождения признавали за собой большие права стоять у кормила правления.


Не делай зла – вернется бумерангом.
Не плюй в колодец – будешь воду пить.
Не предавай друзей, их не заменишь.
И не теряй любимых – не вернешь.
Не лги себе – со временем проверишь,
Что этой ложью сам себя ты предаешь.

 
sigizmund1 Дата: Среда, 05.10.11, 17:12 | Сообщение # 125
Идейный вдохновитель
Группа: Проверенные
Сообщений: 9528
Регистрация: 15.01.09

 
Смерть Федора и вступление Годунова на престол

После смерти Федора Ивановича (7 января 1598 г), последнего царя из династии Рюриковичей, все присягнули царице Ирине, чтоб избежать междуцарствия, но она, чуждая властолюбия, в 9-й день по кончине супруга удалилась в московский Новодевичий монастырь, где и постриглась под именем Александры. За Ириной последовал в монастырь и брат.

Управление государством перешло в руки патриарха и Боярской думы, а правительственные грамоты издавались по указу царицы Ирины. Во главе правительства стал патриарх Иов, действиями которого руководила не просто преданность Борису, но глубокое убеждение, что Борис — человек, наиболее достойный занять престол, и что избрание его в цари обеспечит порядок и спокойствие в государстве. В пользу избрания Бориса, кроме свойства с покойным царем, всего более говорило долголетнее пользование царской властью при Федоре, а царствование Федора рассматривалось современниками как царствование счастливое. Сверх того, долголетнее пользование верховной властью дало Борису и его родственникам громадные средства и связало с его интересами интересы всей тогдашней администрации Московского государства.
С самого начала патриарх предлагает Годунова в цари и, сопровождаемый боярами, духовенством и народом, просит Бориса принять царство, но получает от него решительный отказ. Чтобы сломить упорство Бориса, созывается земский собор. 17 февраля выборные собрались к патриарху в числе свыше 450; большинство из них состояло из духовенства, покорного патриарху, и служилых людей, сторонников Бориса. После речи Иова, прославлявшей Бориса, земский собор единогласно постановил "бить челом Борису Федоровичу и кроме него никого на государство не искать".

21 февраля, после многих упрашиваний, угрожаемый отлучением от церкви Борис согласился исполнить просьбу земских людей. Эти неоднократные отказы со стороны Бориса объясняются сначала ожиданием избрания от земского собора, а затем русским обычаем, который требовал всякую почесть, даже простое угощение, не принимать по первому приглашению. 30 апреля Борис переехал из Новодевичьего монастыря в Кремль и поселился с семьей в царском дворце. 1 сентября, в день нового года, Борис венчался на царство. Во время венчания под влиянием радостного чувства у осторожного, сдержанного Бориса вырвались слова, поразившие современников: "отче великий патриарх Иов! Бог свидетель сему, никто же убо будет в моем царстии нищ, или беден"! Тряся за ворот сорочки, царь прибавил: "и сию последнюю разделю со всеми".

Царское венчание, кроме пиров во дворце, угощений народа, пожалований в чины, сопровождалось необыкновенными милостями: служилым людям выдано двойное годовое жалованье, купцам дано право беспошлинной торговли на два года; земледельцы освобождены на год от податей. Есть известие, что было определено, сколько крестьяне должны были работать на помещиков и платить им; вдовам и сиротам розданы деньги и съестные припасы; освобождены заключенные в темницах и получили вспоможение; иногородцы также были освобождены на год от податей.


Не делай зла – вернется бумерангом.
Не плюй в колодец – будешь воду пить.
Не предавай друзей, их не заменишь.
И не теряй любимых – не вернешь.
Не лги себе – со временем проверишь,
Что этой ложью сам себя ты предаешь.

 
sigizmund1 Дата: Среда, 05.10.11, 17:13 | Сообщение # 126
Идейный вдохновитель
Группа: Проверенные
Сообщений: 9528
Регистрация: 15.01.09

 
Царствование Годунова

Первые годы царствования Бориса были как бы продолжением царствования Феодора Ивановича, что очень естественно, так как власть оставалась в тех же руках. Современники хвалят Бориса, говоря, что "он цвел благолепием, видом и умом всех людей превзошел; муж чудный и сладкоречивый, много устроил он в Русском государстве достохвальных вещей, ненавидел мздоимство, старался искоренять разбои, воровство, корчемство, но не мог искоренить; был светлодушен и милостив и нищелюбив!"

В 1601 г. Борис снова разрешил переход крестьян во всей России, кроме Московского уезда, но лишь от мелких владельцев к мелким. Как человек умный, Борис сознавал отсталость русского народа в образовании сравнительно с народами Западной Европы, понимал пользу науки для государства. Есть известие, что Борис хотел завести в Москве высшую школу, где бы учили иностранцы, но встретил препятствие со стороны духовенства
Борис первый решился послать нескольких юношей учиться в Западную Европу: в Любек, Англию, Францию и Австрию. Эта первая отправка русских учеников за границу была неудачна: все они там и остались. Борис посылал в Любек приглашать в царскую службу врачей, рудознатцев, суконников и разных мастеров. Приезжавших в Москву немцев из Ливонии и Германии царь принимал весьма ласково, назначал им хорошее жалованье и награждал поместьями с крестьянами.

Иностранные купцы пользовались покровительством Бориса. Из иноземцев, преимущественно из ливонских немцев, составился особый отряд царской гвардии. При Борисе состояло 6 иностранных медиков, получавших огромное вознаграждение. Немцам разрешено было построить в Москве лютеранскую церковь. Есть известие, что некоторые из русских, желая подражать по внешности иностранцам, стали брить бороды. Пристрастие Бориса к иностранцам возбуждало даже неудовольствие в русских людях.

При несомненном уме, ловкости, Борис имел один недостаток, сильно ему вредивший, унаследованный от времен Грозного: страшную подозрительность. Борис не мог возвысится до сознания, что он земский выборный царь, которого воля народа, не обращая на происхождение, возвела на престол, должен стать выше всяких счетов с боярами, тем более, что по своим личным достоинствам он был выше их.

Вот что говорят современники о главном недостатке Бориса как царя: "цвел он, как финик, листвием добродетели и, если бы терн завистной злобы не помрачал цвета его добродетели, то мог бы древним царям уподобиться. От клеветников изветы на невинных в ярости суетно принимал, и поэтому навел на себя негодование чиноначальников всей Русской земли: отсюда много ненасытных зол на него восстали и доброцветущую царства его красоту внезапно низложили". Подозрительность эта на первых порах уже проявилась в клятвенной записи, но впоследствии дело дошло до опал и доносов. Князьям Мстиславскому и В. И. Шуйскому, которые по знатности рода могли иметь притязания на престол, Борис не позволял жениться.

С 1600 г. подозрительность царя заметно возрастает. Быть может, не лишено вероятности известие Маржерета, что в то время начались темные слухи, что Димитрий жив. Первой жертвой подозрительности Бориса был Богдан Бельский, которому царь поручил строить Борисов город. По доносу о щедрости Бельского к ратным людям и неосторожных словах: "Борис царь на Москве, а и в Борисове" Бельский был вызван в Москву, подвергся различным оскорблениям и сослан в один из отдаленных городов.

Холоп князя Шестунова сделал донос на своего господина. Донос оказался не заслуживающим внимания. Тем не менее доносчику сказали царское жалованное слово на площади и объявили, что царь за его службу и раденье жалует ему поместье и велит служить в детях боярских. Страшное действие имело это поощрение доносов: доносчики явились во множестве. В 1601 г. по ложному доносу пострадали Романовы и их родственники. Старший из братьев Романовых, Феодор Никитич, был сослан в Сийский монастырь и пострижен под именем Филарета; жену его, постригши под именем Марфы, сослали в Толвуйский Заонежский погост, а малолетнего сына их Михаила (будущего царя) на Белоозеро.


Не делай зла – вернется бумерангом.
Не плюй в колодец – будешь воду пить.
Не предавай друзей, их не заменишь.
И не теряй любимых – не вернешь.
Не лги себе – со временем проверишь,
Что этой ложью сам себя ты предаешь.

 
sigizmund1 Дата: Среда, 05.10.11, 17:13 | Сообщение # 127
Идейный вдохновитель
Группа: Проверенные
Сообщений: 9528
Регистрация: 15.01.09

 
Противники Годунова

Князья Иван Федорович Мстиславский, Шуйские, Воротынские, боярские фамилии Колычевы, Головины и другие составили враждебную Борису партию. Против Годунова были также митрополит Дионисий, тщетно старавшийся примирить Бориса с его соперниками и считавший своим долгом печаловаться перед царем за гонимых Годуновым людей.

Чтобы подрезать в корне могущество Бориса, враждебная ему партия, имея на своей стороне многих московских купцов, собралась подать царю челобитную о разводе с бездетной Ириной и вступлении в новый брак "царского ради чадородия". Но Борис при своем влиянии на царя и при любви последнего к Ирине, а также благодаря своей ловкости, осилил своих противников, и дело кончилось пострижением Мстиславского, ссылкой Шуйских, в том числе Ивана Петровича, свержением митрополита Дионисия и вообще опалой их сторонников.

На место Дионисия был посвящен в митрополиты ростовский архиепископ Иов, вполне преданный Годунову человек. Теперь у Бориса не было более соперников: он достиг такой власти, какой не имел ни один из подданных. Все, что делалось московским правительством, делалось по воле Бориса, он принимал иностранных послов, переписывался и передаривался с иностранными государями: цесарем (императором австрийским), королевой английской, ханом крымским (разрешение общаться с иностранными государями было дано Борису официально в 1587 г.).


Не делай зла – вернется бумерангом.
Не плюй в колодец – будешь воду пить.
Не предавай друзей, их не заменишь.
И не теряй любимых – не вернешь.
Не лги себе – со временем проверишь,
Что этой ложью сам себя ты предаешь.

 
sigizmund1 Дата: Среда, 05.10.11, 17:14 | Сообщение # 128
Идейный вдохновитель
Группа: Проверенные
Сообщений: 9528
Регистрация: 15.01.09

 
Смерть Бориса Годунова

К унынию, произведенному опалами, пыткам и козням присоединились физические бедствия. С 1601 года три года подряд были неурожайными, и начался страшный голод, так что ели, как говорят, даже человеческое мясо. Чтобы помочь голодающим, Борис начал постройки в Москве и раздавал деньги. Эта мера вызвала еще большее зло, так как народ большими массами устремился в Москву и умирал во множестве от голода и моровой язвы на улицах и на дорогах. Только урожай 1604 г. прекратил голод.

За голодом и мором следовали разбои. Разбойничьи шайки составлялись главным образом из холопов, отпущенных господами во время голода, а также из холопов опальных бояр. Смелый атаман Хлопка Косолап явился под Москвой, но после упорного боя был разбит царскими войсками (в 1604 г.). В начале 1604 года стало в Москве достоверно известно, что в Литве появился человек, называющий себя царевичем Дмитрием, а в октябре того же года самозванец вступил в пределы Московского государства, находя себе повсюду приверженцев.

Хотя 21 января 1605 г. самозванец потерпел поражение при Добрыницах, однако снова собрал войско. Дело находилось в нерешительном положении, когда 13 апреля 1605 г. Борис скончался скоропостижно, приняв схиму. Москва присягнула сыну Бориса — Федору, которому отец постарался дать возможно лучшее воспитание и которого все современные свидетельства осыпают большими похвалами. Но Федору Борисовичу после самого кратковременного царствования вместе с матерью пришлось погибнуть насильственной смертью.

Прах царя Бориса, удаленный при Лжедмитрии из Архангельского собора, при Михаиле Федоровиче был перевезен в Троицко-Сергиевскую лавру, там же покоится и прах семьи Годунова.


Не делай зла – вернется бумерангом.
Не плюй в колодец – будешь воду пить.
Не предавай друзей, их не заменишь.
И не теряй любимых – не вернешь.
Не лги себе – со временем проверишь,
Что этой ложью сам себя ты предаешь.

 
sigizmund1 Дата: Четверг, 06.10.11, 17:25 | Сообщение # 129
Идейный вдохновитель
Группа: Проверенные
Сообщений: 9528
Регистрация: 15.01.09

 
Фёдор II Борисович (1605)


Федор Борисович Годунов (1589 – 10 июня 1605) — сын Бориса Федоровича Годунова и жены его, Марьи Григорьевны, урожденной Скуратовой, царь московский с 13 апреля до 1 июня 1605 г. Положение, которое занимал Борис Федорович Годунов при царе Федоре Ивановиче как его шурин и ближайший советник, с самого малолетства поставило Федора в исключительные условия.

Эти исключительные условия, а равно известная склонность Бориса к иноземцам и западноевропейскому просвещению и последующая роль Федора когда отец его стал царем, дают несомненные основания для заключения, что Борис дал ему хорошее образование и тщательное воспитание.

Царь Борис не только сам нежно любил сына, но желал, чтобы все как русские подданные, так и приезжие иностранцы его любили, а потому, по выражению Карамзина, "в делах внутренних и внешних давал ему право ходатая, заступника, умирителя; ждал его слова, чтобы оказать милость и снисхождение".

13-го апреля 1605 г., в то время, как к Москве подходило войско Лжедмитрия, скоропостижно умер царь Борис. В тот же день патриарх Иов со всем духовенством, бояре и всяких чинов люди нарекли на царство Федору Борисовичу Присяга ему дана была такая же, как и его отцу, т. е. не ему одному, а целой семье, и из того обстоятельства, что имя царицы Марьи Григорьевны поставлено впереди, не следует выводить заключения, что Федор вступил на престол под ее опекой.

В грамотах архиереям о молебствии за нового царя вступление на престол Федора передается так же, как рассказывалось о вступлении на престол его отца: "По преставлении великого государя нашего, святейший Иов и весь освященный собор и весь царский синклит, гости и торговые люди и всенародное множество Российского государства, царицу Марью Григорьевну молили со слезами и милости просили, чтоб государыня пожаловала, положила на милость, не оставила нас сирых до конца погибнуть, была на царстве по прежнему, а благородного сына своего благословила быть царем и самодержцем; также и государю царевичу били челом, чтоб пожаловал, по благословению и приказу отца своего, был на Российском государстве царем и самодержцем. И великая государыня слез и молений не презрела, сына своего благословила, да и государь царевич, по благословению и по приказу отца своего, по повелению матери своей, нас пожаловал, на Московском государстве сел". Опасаясь, что в областях произойдет какое-нибудь смятение по случаю присяги, в грамотах, разосланных воеводам, было прибавлено: "Берегли бы накрепко, чтоб у вас всякие люди нам крест целовали, и не было б ни одного человека, который бы нам креста не целовал".

Новое правительство отозвало из-под Кром Мстиславского и князей Шуйских, оставило там двух князей Голицыных (Василия и Ивана Васильевичей), Михаила Глебовича Салтыкова и Ивана Ивановича Годунова и послало в качестве главного воеводы князя Катырева-Ростовского, а вторым воеводой большого полка назначило Петра Федоровича. Басманова. Вместе с Катыревым-Ростовским и Басмановым был отправлен новгородский митрополит Исидор, чтобы войско в его присутствии целовало крест Федору. Прощаясь с Басмановым, Федор выразил надежду, что он будет служить ему так же усердно, как служил его отцу. Басманов поклялся в верности. Прибыв в стан под Кромы 17-го апреля, он созвал войско, объявил о смерти Бориса и воцарении Федора и обещал от его имени награды после Борисовых "сорочин".

Митрополит Исидор возвратился в Москву с известием о присяге войска, но вскоре в его рядах обнаружился поворот в пользу Лжедмитрия, и Басманов, вместо того чтобы держать сторону Федора Борисовича, обратился к войску с речью о правах на престол того самого Дмитрия, против которого они сражались. Полки присягнули мнимому Дмитрию; Басманов, Салтыков, Голицын и некоторые другие воеводы поехали к нему навстречу. Только немногие не захотели нарушить присягу Федору и бежали в Москву с воеводами, князьями Катыревым-Ростовским и Телятевским.

В разных местностях Московского государства стали распространяться слухи о намерении Лжедимитрия идти к Москве. Углицкий воевода прислал отписку царице Марье Григорьевне и царю, что черный поп Антоний распускает слухи, будто бы Лжедмитрий пишет в грамотах: "а яз де буду к Москве как станет на дереве лист разметыватца". Если бы Федор сознавал ту опасность, которая на него надвигается, то должен бы был стать во главе войска, оставшегося ему верным, и идти против Лжедмитрия. Московское правительство не принимало, однако, никаких мер для охраны юного царя и столицы и ограничивалось тем, что перехватывало гонцов, присылаемых Лжедмитрием в Москву с грамотами, в которых он убеждал покориться ему как истинному государю и истребить его врагов Годуновых.

1-го июня два смельчака, Плещеев и Пушкин, явились в подмосковное Красное село, а оттуда, в сопровождении многочисленной толпы, отправились в Москву и с Лобного места во всеуслышание прочитали грамоту Лжедмитрия, в которой между прочим сказано было следующее: "А изменники наши Марья Борисова жена Годунова, да сын его Федор о нашей земле не жалеют, да и жалети им было нечего, потому что чужим владели, и отчину нашу Сиверскую землю и иные многие городы и уезды разориша и православных християн не в вине побили".

Грамота Лжедмитрия подействовала на толпу зажигающим образом: решили принести ему повинную, а Годуновых взять под стражу. Некоторые бояре по совету патриарха вышли на Лобное место с увещаниями, но ничего не достигли. Мятежники вломились во дворец и стащили Федора с престола. Всех родственников Годуновых заключили в тюрьму, имущество расхитили, дома сломали.

По свидетельству Мартина Бера (лютеранского пастора в Москве в 1600—1612 гг.), чернь намерена была разграбить царские погреба, но до этого не допустил их Богдан Бельский, возвращенный из ссылки. Он направил чернь против немцев, главным образом врачей, внушив, что иноземные врачи были душою и советниками Бориса, получали от него несметные богатства и наполнили погреба всякими винами. Чернь набросилась не только на вина, но и на имущество немцев, причем пограблены были многие лица, которые спрятали в докторских домах свои вещи, полагая, что они будут там сохраннее.

Бельским руководило чувство злобы: он пострадал при царе Борисе от руки его врача, капитана Габриеля, который по царскому приказанию выщипал ему бороду. Бориса и Габриеля не было в живых, и он выместил свою обиду на ни в чем не повинных людях.
По свидетельству того же Бера, московские жители послали 3 июня Лжедмитрию повинную грамоту.

Через неделю последовал ответ, что он вступит в Москву только тогда, когда не останется в живых никого из царской семьи. В тот же день, 10 июня, князья Голицыны и Мосальский, Молчанов и Шерефединов, взяв с собой трех стрельцов, пошли в дом Бориса Годунова. Они развели Федора, его мать и сестру по разным комнатам и велели стрельцам покончить с бывшим царем и его матерью. Марью Григорьевну они тотчас задушили, а Федор, как обладавший необыкновенной силой, долго боролся с убийцами, которые едва одолели его. Москве объявили, что они сами отравились. Сестру Федора, Ксению, оставили в живых.

Федора и его мать похоронили на Сретенке в девичьем монастыре святого Варсонофия; туда же перенесли и тело Бориса, погребенного в Архангельском соборе, причем предварительно переложили в простой деревянный гроб. У современников сложилось убеждение, что Федор Борисович и мать его, Марья Григорьевна, погибли за грехи Бориса и что "праведная кровь царевича Дмитрия" требовала такой же "чистой крови", а потому в смерти Феодора видели Божественную кару.


Не делай зла – вернется бумерангом.
Не плюй в колодец – будешь воду пить.
Не предавай друзей, их не заменишь.
И не теряй любимых – не вернешь.
Не лги себе – со временем проверишь,
Что этой ложью сам себя ты предаешь.

 
sigizmund1 Дата: Пятница, 07.10.11, 11:04 | Сообщение # 130
Идейный вдохновитель
Группа: Проверенные
Сообщений: 9528
Регистрация: 15.01.09

 
Лжедмитрий I (1605—1606)


Происхождение Лжедмитрия I

Лжедмитрий I — царь московский (1605—1606). Происхождение этого лица, равно как история его появления и принятия на себя имени царевича Дмитрия, сына Ивана Грозного, остаются до сих пор весьма темными и вряд ли даже могут быть вполне разъяснены при настоящем состоянии источников.



Правительство Бориса Годунова, получив известие о появлении в Польше лица, назвавшегося Дмитрием, излагало в своих грамотах его историю следующим образом. Юрий или Григорий Отрепьев, сын галицкого сына боярского, Богдана Отрепьева, с детства жил в Москве в холопах у бояр Романовых и у князя Бориса Черкасского. Затем, навлек на себя подозрение царя Бориса, постригся в монахи и, переходя из одного монастыря в другой, попал в Чудов монастырь. Там его грамотность обратила внимание патриарха Иова, взявшего его к себе для книжного письма.

Похвальба Григория о возможности ему быть царем на Москве дошла до Бориса, и последний приказал сослать его под присмотром в Кириллов монастырь. Предупрежденный вовремя, Григорий успел бежать в Галич, потом в Муром, и, вернувшись вновь в Москву, в 1602 г. бежал из нее вместе с неким иноком Варлаамом в Киев, в Печерский монастырь, оттуда перешел в Острог к князю Константину Острожскому, затем поступил в школу в Гоще, и наконец вступил на службу к князю Вишневецкому, которому впервые и объявил о своем якобы царском происхождении
Этот рассказ, повторенный позднее и правительством царя Василия Шуйского, вошедший в большую часть русских летописей и сказаний и основанный главным образом на показании или "Извете" упомянутого Варлаама, был сперва всецело принят и историками. Миллер, Щербатов, Карамзин, Арцыбашев отождествляли Лжедмитрия с Григорием Отрепьевым. Вскоре возникли сомнения в правильности такого отождествления. Впервые подобное сомнение было высказано в печати митрополитом Платоном. Костомаров предполагал, что Лжедмитрий мог происходить из западной Руси, будучи сыном или внуком какого-нибудь московского беглеца, но и это лишь предположение, не подтвержденное никакими фактами.

Почти доказанным можно считать лишь то, что он не был сознательным обманщиком и являлся лишь орудием в чужих руках, направленным к низвержению царя Бориса. Еще Щербатов считал истинными виновниками появления самозванца недовольных Борисом бояр; мнение это разделяется большинством историков, причем некоторые из них немалую роль в подготовке самозванца отводят полякам и, в частности, иезуитам.

То обстоятельство, что Лжедмитрий вполне владел русским языком и плохо знал латинский, бывший тогда обязательным для образованного человека в польском обществе, позволяет с большою вероятностью предположить, что по происхождению Лжедмитрий был русский.
Прикрепления: 2526407.gif(49.7 Kb)


Не делай зла – вернется бумерангом.
Не плюй в колодец – будешь воду пить.
Не предавай друзей, их не заменишь.
И не теряй любимых – не вернешь.
Не лги себе – со временем проверишь,
Что этой ложью сам себя ты предаешь.

 
Готовим сами » РАЗГОВОРЧИКИ НА КУХНЕ » С миру по нитке » Правители Руси
Поиск:

Сегодня с нами были:
Галина
Администрация не несет ответственности за материалы размещенные пользователями. Все фотографии и рецепты принадлежат пользователям сайта.
Материалы даны только для ознакомительных целей.
Копирование и перепечатка материалов сайта возможно только с указанием активной прямой ссылки на наш сайт Готовим сами